четверг, 17 мая 2012 г.

Торговый потенциал Волыни конца 15 – середины 16 вв. в системе международной торговли восточно-европейского региона




Волынь как исторический регион на протяжении многих веков был и остается в сфере интересов научных исследований, в том числе и социально-экономического формата. Вопросы, связанные с проблемами торговли и торговых отношений в взаимосвязи с международными торговыми тенденциями могут более исчерпывающе изучены через определение торгового потенциала столь важного в экономическом плане Волынского региона. Административно Волынская земля с середины XV в. утратила статут удельного княжества и отошла под непосредственную власть Великого княжества Литовского. В так называемом «литовском» территориальном виде она образовалась в результате отделения частей Белзкого, Холмского, Ратненского и других княжеств[1]. В результате проведения территориально-административных реформ в ВКЛ в 1565–1566 волынская земля преобразовалась в Волынское воеводство, в состав которого вошли Луцкий, Кременецкий и Владимирский поветы.
Торговый потенциал Волыни перспективно изучать с нескольких позиций. Во-первых, важно проанализировать типологию и структуру потенциальных товаров, которые могут использоваться на внутреннем и внешнем рынках как избыточный продукт.
Во-вторых, определить ассортимент экспортных и импортных товаров, а также объем денежной массы, использованной в товарообмене.
В-третьих, изучить состояние торговых коммуникаций и развитие таможенной системы региона.
Товарами украинского экспорта с древнерусских времен оставались воск и меха. Меха скорее всего были реэкспортированы с Московского государства через Киев, Луцк и Владимир. Это были дорогие соболиные и лисьи шкурки, или бобровые меха, которые также активно добывались на украинских землях ВКЛ, в том числе на Волыни. Например, во Владимире даже появилась потребность регулировать торговлю бобровыми мехами на городском рынке. Ведущее место среди товаров, что шли на экспорт в европейские страны с Волыни, на протяжении XVXVI вв. принадлежало продукции лесоперерабатывающих промыслов, а также зерновой и животноводческой отрасли сельского хозяйства. Основными товарами лесоперерабатывающих промыслов были доски, так званый ванчос и щегловое дерево, буковые и дубовые клепки, которые служил для изготовление бочек для муки, соли, селедки, и васильки для бочек для пива и вина. Одним из наиболее важных продуктов экспорта на Запад был поташ, который использовался для изготовления тканей, стекла, мыла. Вся это продукции вывозилась в Европу транзитом через польский Гданск. Согласно с польским историком Р. Рыбарским, лессовые товары украинского происхождения выходят на европейский рынок лишь с средины XVI в., а до этого времени преимущество имели товары польского происхождения[2]. Возможно историк был в чем-то прав, выходя из того, что до средины XVI в. относительно украинских земель не сохранились таможенные книги, а разбросанный материал о торговли продукцией древесины не дает нам четкое представление об объемах такой торговли.
Объемы экспортируемых волынских товаров можно определить на основе опубликованных материалов влоцлавецких таможенных книг. Так, согласно с ними, в 1546 г. с Ковельских имений королевы Боны через Влоцлавецкую таможню прошли 18 комяг пеплу, в 1555 г. – 92 лашта (1 лашт – 120 пудов), 1556 г. – 30, 1557 г. – 408, 1558 г. – 906, 1560 г. – 533, 1561 г. – 455, 1568 г. – 669, 1569 г. – 1755 лашта[3]. Большими партиями вывозили со своих владений зерновые и продукцию древесины украинские князья и шляхтичи. Например, с владений кн. К. Острожского в 1557–1558 г. экспортировал через влацловецкую таможню 49 лаштов зерновых, 60 лаштов пепла, в 1568 г. – 162 лашта озимой пшеницы и 236 лаштов пепла, кн. Р. Сангушко в 1568 г. – 80 лаштов озимой пшеницы и 18 лаштов дегтя. Шляхтичи Борзобогатые-Красенский помимо продажи товаров из своих владений, занимались посредничеством, о чем свидетельствуют объемы продаваемых ними товаров. Так, в 1555 г. на влоцлавецкой таможни зафиксирована продажа шляхтичами 838 лаштов зерновых, 92 лаштов пепла, 2 захцика (= местной копе) ванчоса и 5 лаштов дегтя, в 1557–1558 гг. – 488 лаштов зерновых и 485 лаштов пепла[4].
В деревообделочном производстве были задействованы такие специальности, как бондари, бочечники, гребенники, каретники, колесники, комяжные мастера, плотники, ситники, столяры, токари, шкатулочники, будники, дегтяри, дровосеки, пороховщики, селитряники, смольники, шафари поташных буд и др. перечень, в частности, указывает на размах ресурса, использованного в процессе подготовки древесины к продаже.
В историографии отмечено, что торговые коммуникации Волынской земли развиты на высоком уровне. Процесс формирования полной системы торговых коммуникаций на украинских землях ВКЛ длился от времен Киевской Руси и до начала XVII ст. Торговые маршруты, по мнению специалистов, как правило, избирались не произвольно, а учитывая географические условия местности, причем водные транспортные пути всегда влияли на конфигурацию сухопутных. Последние в основном тяготели к речным водоразделам. Весомое влияние на эволюцию торговых коммуникаций оказало долговременное действие дорожного принуждения, складское право и таможенная система, которые в комплексе создавали главные регламентационные условия для ведения торговли[5].
На изломе XV–XVI ст. произошли значительные изменения в одном из основных торговых регионов Украины – Волыни. Старые торговые пути, которые концентрировались вокруг Владимира, в связи с отходом Любомльской и Ратненской земель в состав Короны Польской, уже на начало XVI ст. опускаются значительно южнее – до уровня Луцка. Последний, благодаря своему удачному географическому расположению и важному (центральному) экономическому и административному значению на Волыни становится узловым пунктом, в котором переплетались два главных торговых направления: горизонтальный по линии Восток-Запад (Центральная Украина – Западная Европа) и вертикальной по линии Юг-Север (Крым – Московское государство). В целом от Луцка, по данным В. Берковского и Г. Боряка, в разных направлениях расходилось семь главных пути-гостинцев: на Торчин, Красное, Жидичин, Олику, Крупу, Буремль, Полонку, а также две добровольных дороги – на Степань и Черторыйск. Через Луцк проходив также удобный водный путь по р. Стыр. Во Владимире в связи с изменениями в политико-административному подчинению отдельных земель с конца XIV и к началу XVI ст. состоялся определенный спад торговой активности, а в последующий период полностью обновился[6].
Сеть торговых коммуникаций на Волыни в силу исторических обстоятельств издавна была хорошо развитая. Уже в конце XIV ст. волынские купцы ездили торговать проторенными путями во Вроцлав, Магдебург, Лейпциг. Через Волынь проходило соединение Киевщины и Поднепровья с польскими землями, а также другими странами Центральной и Западной Европы. Из Киева на Волынь, согласно исследованиям В. Берковского, купцы доставались двумя главными гостинцами. Первый шел через Житомир-Чуднов-Романов-Мирополь на Полонную по так называемой Ивницкой дороге или Смоляному пути. Второй – через Житомир на Звягель, где у него вливался менее важный, межрегиональный, гостинец из Овруча. Рядом с этими торговыми коммуникациями существовали еще два торговых гостинца: прямой воловий путь из Житомира к Острогу. Второй путь проходив в обход Житомира через Радомисль и Черников в направлении Звягеля[7].
Острог в торговом отношении был одним из самых мощных городов Волыни, считался ее восточным центром. Он объединял вокруг себя по меньшей мере семь торговых направлений. Отсюда купцы, которые возвращались из Киева или других городов Центральной Украины и Надднепрянщины, могли попасть в Луцк через Дубно-Красное, Ровно-Белев-Олику, а также „свободной дорогой” через Сатиев-Перемиловцы-Крупу[8].
Исследователи указывают, что в направлении Луцка киевских купцов выводил торговый путь и через Звягель-Корець-Гощу-Ровно. В Ровно путь сообщался с торговым гостинцем из Острога. Прибыв в Луцк и уладив все вопросы, которые были связаны с функционированием здесь складского права, купеческие валки получали право двигаться дальше на запад торговыми путями по линии Торчин-Владимир-Хотячев-Черников вплоть к Грубешеву Белзкого воеводства и дальше землями Короны Польской в Люблин через Городило-Замостя. Через Торчин также следовало торговое направление на Ковель и Турийск. Именно здесь второй западный луцкий путь расходился в двух направлениях: на Ковель и на Люблин через Миляновичи-Мацеев-Любомль-Холм[9].
Активная роль в развитии торговли на украинских землях ВКЛ принадлежала и торговой сети гостинцев из севера на юг. Этим путем соединялись из Молдавией и Турцией Московское государство и этнически литовские земли. Им же в Корону Польскую добирались купцы и послы из Крыма. Во времена мира между ВКЛ и Московским государством оживлялись торговые отношения, и московские купцы достигали даже волынские города, где вели свою торговлю. Так, наиболее популярным в течение XVI ст. оставался торговый гостинец из Москвы в Луцк через Можайськ-Вязьму-Дорогобуж-Смоленськ-Оршу-Друцк-Бобр-Борисов-Молодечное-Минск-Новогрудок-Слоним. В северном направлении от Луцка к белорусским и литовским землям ВКЛ шло несколько путей. Один из них следовал через Жыдичин-Рожище-Четверню-Колки-Куликовичи-Черторыйск[10].
За исследованиями В. Берковского, молдавские, сербские и семиградские купцы добирались на Волынь древним гостинцем Валя Олтулуй-Турну-Бухарест-Фегераш-Серет-Станислав-Радзивиллов. Купцы из Стамбула, как правило, попадали на ярмарки и торги через так называемые „восточные ворота” Подолья – Каменец-Подольский, который вышел на первый план в результате захвата Портой болгарских земель, а также Добруджи и Молдавии, из-за чего и состоялось изменение торговых направлений с востока на запад и север[11].
Каменец-Подольский играл ключевую роль в южном торговом направлении Волыни. Через Владимир и Луцк в Каменец-Подольский шли транзитные пути с Польши и Литвы. В годы правления волынского князя Дмитрия-Любарта Владимир и Луцк пользуются правом склада на путях с Запада в Крым. После вхождения Волыни в состав ВКЛ и наступления литовских войск на Крым южное направление международной торговли приобретает новую окраску. Транзитные торговые пути через Волынь стают более выгодными для западных купцов, в основном через сокращение расстояния при доставке товаров. В Луцк направлялись товары также с Киева, в том числе русские меха, что пользовались спросом в Европе. Через Луцк поддерживали торговые связи с Киевом и купцы соседних волынских, а также галицких городов и самого Львова. Волынские города в XV в. были также активно включены в транзитную торговлю, что шла через Молдавию. Однако политика Польского королевства, направленная на разрыв путей древних экономических связей украинских земель с европейскими и овладения ними с помощью права склада, привела к относительному сужению товарооборота в Луцке, и поднесение польского Люблина на противовес волынским городам[12].
Существовали и специальные дороги, связанные, в частности, с торговлей соли. Солевые трассы фигурируют в документах под названиями «прасольних» или «соляных» дорог, а пошлина, которая собиралась от вида такой торговли, – „соляная”. Например, в 1528 г. Сигизмунд ІІ Старый приказывал луцким таможенникам через князя К. Острожского не запрещать двигаться старыми соляными дорогами купцам, которые направлялись в Дубно и Острог, а также собирать из них соляную пошлину. Таким образом, великий князь литовский протежировал купцам, что торговали солью на Волыни.
Весомое значение для украинских земель имели так называемые „воловьи пути”, которым спроваживались волы из Молдавии и Подолья на Волынь, а оттуда к Радому, Люблину или Гданску, где всегда был на них спрос. По мнению В. Берковского, перегон тысячных партий „купеческих” и „магнатских” волов обусловил создание в начале XVI ст. целой сети „воловьих путей”, которые обычно шли мимо больших городов. Чрезвычайная важность этих узкоспециализированных торговых дорог предопределяла постоянное внимание со стороны государственной власти относительно нормирования направлений перегонки скота. В частности, уже в XV ст. вспоминается о существовании определенного „воловьего пути” по линии Владимир-Городло-Люблин-Варшава-Плоцк-Торунь[13].
Роль важной водной трассы на Волыни играли р. Стыр и Горынь[14]. Например, с помощью р. Стыр волынские города сообщались с белорусскими землями ВКЛ, в частности с Пинском, а р. Припять соединяла волынских купцов с Надднепрянщиной, в частности с Киевом[15].
Торговый потенциал региона определяла и развитость городов и местечек, которые были очагами внутренней торговли, которая часто определяла объемы внешнеторговых операций. Состоянием на средину XVI в. на Волыни насчитывалось 1 крупный, 14 средних и 17 малых городов, а также 89 местечек[16].
Таким образом, торгово-коммуникационная система Волыни удовлетворяла требования как местного, так и внешнего, рынка, содействовала активному развитию товарных отношений.

Андрей Блануца

См.: Торговый потенциал Волыни конца XV – середины XVI вв. в системе международной торговли восточно-европейского региона // Судьбы славянства: выбор пути русскими землями и народами Восточной Европы в средние века и раннее новое время (к 60-летию битвы при Грюнвальде/Танненберге): Материалы международной научной конференции / Отв. ред. А.И. Филюшкин. – Санкт-Петербург: Любавич, 2010. – С. 41–46.


[1] Крикун Н. Административно-территориальное устройство Правобережной Украины в XVXVIII вв. Границы воеводств в свете источников. – Институт украинской археографии НАН Украины, 1992. – С. 40.
[2] Rybarski R. Handel і polityka handlowa Polski w XVI stuleciu. – Warszawa, 1958. – T. 1. – S. 49.
[3] Данные подаются за Сидоренко О.Ф. Українські землі у міжнародній торгівлі (IXсередина XVII ст.). – К., 1992. – С. 156.
[4] Торгівля на Україні XIVсередина XVII ст. Волинь і Наддніпрянщина / Упор. В.М. Кравченко, Н.М. Яковенко. – К. 1990. – С. 162–165. – №126а.
[5] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів Волинського воєводства у XVI – першій половині XVII ст. // ІІ Міжнародний науковий конгрес українських істориків «Українська історична наука на сучасному етапі розвитку». Кам’янець-Подільський, 17–18 вересня 2003 р. Доповіді та повідомлення. – Кам’янець-Подільський, Київ, Острог, 2006. – Т.2. – С. 395.
[6] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів... – С. 395; Його ж. Деякі аспекти розвитку міжнародної торгівлі міста Володимира в кінці XIV – першій половині XVI ст.// Минуле і сучасне Волині та Полісся: Володимир-Волинський в історії України та Волині. Зб. наук. праць. Матеріали XIV волинської наукової історико-краєзнавчої конференції, присвяченої 13-й річниці Незалежності України і 680-й річниці надання Володимиру-Волинському Магдебурзького права. – Луцьк, 2004. – С. 11; Боряк Г.В. Торговельні шляхи на Волині в першій половині XVI ст. // Велика Волинь. – Луцьк, 1997. – С. 168–170.
[7] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів... – С. 396.
[8] Берковський В.Г. Острог – важливий торгівельний центр Волині (XVI – І пол. XVII ст.) // Історія України. Маловідомі імена, події, факти (Збірник статей). – Київ-Донецьк, 2001. – Вип. 15. – С. 101–105.
[9] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів... – С. 396.
[10] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів... – С. 397; РГАДА. – Ф. 389. – Оп. 1. – Ед. хр.. 48. – Л. 340 об.–341.
[11] Берковський В.Г. До проблеми експорту з Волині у XVI – першій половині XVII ст. // Острогіана в Україні і Європі. Матеріали Міжнародного наукового симпозіуму (Велика Волинь. Т. 23). – Старокостянтинів, 2001. – С. 268–278.
[12] Сидоренко О.Ф. Українські землі у міжнародній торгівлі (IXсередина XVII ст.). – К., 1992. – С. 95, 100–102, 151–152.
[13] Берковський В. До історії стану та еволюції мережі торговельних шляхів... – С. 399.
[14] РГАДА. – Ф. 389. – Оп. 1. – Ед. хр. 48. – Л. 75–75 об.
[15] Торгівля на Україні… – С. 73.
[16] Подсчитано: Сас П.М. Феодальные города Украины в конце XV – 60-х годах XVI в. – К., 1989. – С. 212–215.

Комментариев нет:

Отправить комментарий